Олег Лисогор: "Дело о работорговле против меня в Либерии закрыли"

Многократный чемпион и экс-рекодсмен мира (50 м, брасс) рассказал, почему нельзя винить наших пловцов в провалах на ЧМ, о борьбе Силантьева с федерацией и работе в Либерии

Олег Лисогор – последний украинский пловец, выигрывавший медали на водных ЧМ. В 2007-м он брал "золото" на 50 м брассом. Вчера в Казани завершился очередной "мир", где в медальном зачете по плаванию у нас снова значится "0".

- Изначально я планировал побывать в Казани, – начал Олег. – После чемпионата мира стартует серия "Мастерс" среди ветеранов, я хотел там поучаствовать. Для этого мне нужно было выступить на чемпионате Броваров, потом – на чемпионате Украины. Плавать же еще не разучился – тренируюсь два раза в неделю. Но все мои соревнования закончились в Броварах. Я неплохо проплыл и дернул мышцу. В итоге хотел съездить на чемпионат в качестве зрителя, но дома возникли дела, и я отказался от этой идеи. Смотрю теперь заплывы по телевизору или интернету. Последний раз на соревнования, ветеранские, ездил два года назад в Италию, но как зритель – ни разу.

- И как вам этот чемпионат?
- Никаких сенсаций нет. Все чемпионы и призеры прогнозируемы. Но плотность результатов выросла очень сильно. Даже плывя в одном из предварительных заплывов с большим запасом, чемпионка мира не попадает в полуфинал по времени. Не хватает, конечно, Майкла Фелпса. Его главный соперник Райан Лохте повзрослел и уже не такой живчик. Раньше он участвовал во всех видах программы: комплекс, кроль, эстафеты. Сейчас уже концентрируется на комплексе. Насчет нашей команды... Плохо, что они без медалей.

- Восемь лет у Украины уже нет наград. В чем причина?
- Поменялось руководство и система подготовки. Другие страны уже ушли дальше нас, потому что выделяют больше денег – на научно-исследовательские институты, фармакологию, питание. Я не знаю, какая сейчас атмосфера в сборной, но мы всегда были дружными, не угнетали друг друга угрюмыми мыслями. Да, у нас появились новые таланты и молодые перспективные ребята. Кажется, что сейчас вот-вот все будет. Только же вокруг них одни конфликты. Например, Виктория Солнцева сейчас выступает за Турцию под именем Гюнеш Зейнеп. Всех тонкостей и нюансов конфликта я не знаю. Слышал, что из-за финансов разругались ее родители, тренер и федерация. Никто на компромисс идти не захотел. Она, кстати, прошла в полуфинал, показав приличный результат – 2.12,91 (в полуфинале установила юниорский мировой рекорд 2.11,46. – Авт.). Не стоит винить спортсменов и тренеров. Причина в руководстве федерации и нашем государстве. Поддерживают только на словах. Да, и у нас такое было. Но нам обещали и делали спустя несколько месяцев. Сейчас даже через несколько месяцев говорят, мол, подождите еще, а потом вообще забывают, что обещали. Спортсмены выезжают на выступления и сборы за свой счет, а деньги им за это могут вернуть через год. Причем курс могут посчитать задним числом и выдать меньше. Призовые тоже год могут идти к спортсменам. Никакого ни материального, ни морального удовольствия нет.

- Тренер сборной Андрей Сердинов сказал, что даже лидерам тяжело на этом чемпионате, а украинцам – тем более. Почему же не сделать из наших пловцов лидеров?
- Для меня это разделение тоже непонятно. Если копнуть глобально, то наши спортсмены, показывая свои личные рекорды, будут плыть минимум в финалах. А в финале все равны, и случается все что угодно – в касание не попал, на старте зазевался... Быть в топ-8 в спринте – это уже достижение. Явный пример – Андрей Говоров. Эти его три сотые отставания на 50 м баттерфляем для человеческого глаза неосязаемы, их не почувствуешь. Я мог утром еле-еле плыть, а вечером в финале показать отличный результат, или наоборот. Человек же непредсказуем. Выбить из колеи может все – психология, физиология, какие-то соревновательные моменты. Очень тяжело анализировать, почему у спортсмена в финале не получается выиграть медаль.

- У Говорова все-таки с подготовкой нет проблем. Он давно тренируется в Италии.
- Да, и другие юноши разъезжаются на тренировки по миру. Почему не сделать в Украине такие базы? Да, это огромные вложения, а у нас есть проблемы поважнее, чем бассейны. Но все же окупится очень быстро. Во-первых, нашим спортсменам будет приятнее готовиться дома, это их будет мотивировать больше; во-вторых, не будет столько денег вывозиться на заграничные сборы; а, в-третьих, иностранцы тоже будут приезжать и платить нам за пользование этой инфраструктурой.

- Почему тогда федерация плавания этим не занимается?
- Они еще и разделились. Есть федерация плавания, а есть подразделение сборной команды Украины. Одна часть финансируется за счет дотаций спонсоров, другая – за счет министерства. Темный лес. Перед чемпионатом мира я был там и общался с руководством. Снова предлагал свою помощь хотя бы на пару сборов в год. Все-таки я столько лет отдал спорту, знаю кое-что. Я вижу, что молодые ребята наступают на те же грабли, что и я когда-то. Только сейчас мы можем сэкономить время, если проведем одно-два собрания. Но от меня открестились. Задавал еще вопрос насчет спортивной пенсии за мои заслуги. Получил ответ, что шесть лет не доплавал. Но не только ко мне такое отношение. Тот же Игорь Борисик помогал сборной, когда там никого не осталось. И в один момент ему тоже сказали "до свиданья", даже без "спасибо". Вот он сейчас в Одессе пытается забыть о своих талантах и просто учить людей плавать. Зачастую я стараюсь федерацию не цеплять, но за державу обидно (улыбается).

- А сами тренируете кого-то?
- Я являюсь руководителем бассейна на 25 м в Броварах ("Восток". – Авт.). Когда меня назначили на эту должность, бассейн был закрыт. Мы восстанавливали его с нуля. Сейчас у нас есть инструкторы для групп всех возрастов. Приходят даже "бебики" с родителями. Сделали для школьников урок физкультуры с плаванием. В свободное время и я могу тренировать. Я сразу объясняю, что воспитать чемпиона вряд ли сумею. На это нужно колоссальное количество времени, которого у меня нет. Простые вещи я, конечно, объясняю. За 4-6 занятий я с легкостью кладу детей на воду. Дальше их уже ведут специалисты, а я только наблюдаю. Моя основная задача – искать средства на развитие.

11214095_1418491798472876_1552155590125173994_n__

- Вы официально так и не заявили об окончании карьеры...
- Я действительно ее не оканчивал и ничего не объявлял. В 2009-м еще был в составе команды и выступал на мире в Риме, через год – на чемпионате Украины в Евпатории. Потом съездил на чемпионат мира среди ветеранов и выиграл "золото". Поговорил с руководством федерации, что у меня есть огромное желание выступить на Олимпиаде в Лондоне, на что услышал: "А ты ж окончил!". Попросил тогда хотя бы проводить меня достойно. Силантьева провожали, Клочкову, Волынца... Мне же просто помахали ручкой и вздохнули с облегчением. Понимаю, это из-за того, что я много говорил и был им неугоден. До меня такой была Светлана Бондаренко. Пока она выигрывала медали, Свету еще слушали и закрывали глаза на ее бунт. Когда наград не стало, ее перестали пускать в сборную. Вот и у меня ощущение, что все ждали, пока мои результаты ухудшатся.

Мы же не машины для зарабатывания медалей, мы хотели создать условия для развития плавания. Только так приходят награды, а у министерства больше не возникает вопросов, зачем нужна какая-то сумма денег.

- Два года назад вы с Яной Клочковой и Денисом Силантьевым заявили о коррупции в федерации. Чем закончилась эта история?
- Сотрясанием воздуха. И все осталось по-прежнему. Там все в одной большой упряжке, просто произошла небольшая ротация. Тот же Качуровский (нынешний президент ФПУ. – Авт.) с 1996-го работал в федерации, его просто повысили. Хотя Денис Силантьев все еще пытается добиться, чтобы руководство федерации сменилось полностью. Пусть даже не спортсмены придут или люди без руководящего опыта, но новые. Я пытался выставить свою кандидатуру на пост старшего тренера сборной. Нас было трое — я, Сергей Фесенко и Андрей Власков. Написал доклад о перспективе развития плавания на четыре года. Все шло неплохо, но через месяц появился новый пунктик в требованиях – не менее пяти лет на руководящих должностях. Остается только неизменный Андрей Власков! Все! Кажется, что там вообще никто не заинтересован в том, чтобы превратить федерацию в объект дополнительного дохода.

- Вашей дочери Марии-Эвелине скоро будет восемь. Она плавает?
- У нее нет времени. Ходит на танцы, учит испанский и английский. Ну, и как всех людей, ее очень тяжело оторвать от планшета. Где он вообще взялся (смеется)? Конечно, у меня было желание отдать ее в плавание, но у мамы был страх – начнут расти большие плечи. Согласен! Но я же не говорю о спорте высших достижений. Плавание хорошо влияет на легкие, тело в целом. В бассейн она ходит, правда, только с дедушкой. Никого больше не подпускает.

- Часто видитесь?
- Редко. Они с мамой переехали жить в сторону Одессы, потому больше созваниваемся. Когда жили в Киеве, было легче со встречами.

- Чем, помимо работы, интересуетесь?
- Иногда захожу в бильярдную, но сейчас реже. Больше стал ходить в кино. Новинки меня заинтересовали.

- Какие?
- "Фокус". Мне нравятся такие психологические фильмы. Еще посоветовали сериал "Черный список". Сериалы я не люблю, но меня затянуло.

- А спорт?
- Я в курсе всего. Сейчас фехтовальщики на высоте, есть хороший прыгун в высоту Богдан Бондаренко, вот Катя Бондаренко обыграла Винус Уильямс. Помню победу Стаховского над Федерером. На футбол на стадион не езжу, но "Шахтер" против "Фенербахче" смотрел. Могу сходить на бокс. Вот Sparta Promotions проводит бои среди любителей. Мне это интересно. Планирую еще поход высоко в горы в Карпатах.

- Один период своей жизни вы пробыли в Либерии, где у вас был бизнес. Почему именно эта страна?
- Я не выбирал. Это стечение обстоятельств. Знакомый собирался туда уезжать. Это был 2009-й. Я понимал, что в сборной меня не любят и не ждут. Хотелось отвлечься. Обычно я выезжал на пару недель, а тут уехал сразу на восемь месяцев. Отдохнул, провел много времени наедине с собой. Были такие моменты, когда с партнером уже говорить не о чем, и я обдумывал свою жизнь: как могло быть, зачем я совершал какие-то поступки. Порой это давило на меня. Но эти пять лет пошли мне на пользу, ни о чем не жалею. Английский подучил, приобрел опыт руководителя, открыл в себе способность решать конфликтные ситуации, научился делать ремонт. Никогда бы не подумал, что геология интересна.

- Почему геология?
- В африканских странах много полезных ископаемых. Ездил в джунгли на несколько дней, смотрел, как местные жители и компании добывают золото, руду, алмазы. Мне было нельзя. Местный закон запрещает иностранцам добывать полезные ископаемые. Нужно получать лицензию.

- О плавании не забывали?
- Там бассейны нестандартные – до 21 м. Некомфортно. Очень быстро бортик появлялся. Я плавал больше в океане. Тем не менее, привлекал местное население и пытался их подучить. Тяжело. У них нет интереса чем-то заниматься. Весь день крутится вокруг зарабатывания денег на еду. Откладывают немного и выходят на пляж, где снова все крутится вокруг еды – напитки, мороженое и, конечно, алкоголь. А потом появляется статистика, что во время праздников утонуло десять человек. Я предлагал местным властям сделать какую-то программу для элементарного обучения плаванию. Никому не интересно. Местные любители плавания разве что собирались посмотреть на мои заплывы. Потом спрашивали, не страшно ли, мол, далеко, волны высокие, акулы! Никто тех акул не видел, кто-то слух пустил, а все напуганы. Вообще затащить в воду людей невозможно – боятся. Даже их собаки убегают при виде океана.

- В Либерии произошла неприятная ситуация – вас обвинили в работорговле...
- Я знал Николая, а он дружил с человеком, который впоследствии стал заложником. Они что-то не поделили, кто-то кого-то закрыл в комнате. А узнику присылал приглашение я, потому что просто так в страну въехать нельзя. Я рассказывал об ужасном шиномонтаже. Он заинтересовался и решил открыть там бизнес. В полиции увидели мое имя в приглашении и арестовали меня в офисе. Без разговоров и объяснений. Даже адвокату не разрешили позвонить. Судьбу заложника я не знаю, но Николая депортировали сразу. Полиции больше нужны были деньги – $10 000. Мне долго не отдавали паспорт, а я им говорю: "Зачем он мне? У меня есть второй". Полтора месяца длились эти судебные заседания, со мной даже главный судья везде здоровался. Четыре месяца я ходил в суд, но у них на меня ничего не было. В итоге 31 декабря дело закрыли и без денег, а в январе я уехал домой.

- Что сейчас с вашим бизнесом там?
- Бизнес не работает, все закрыто в офисе. Хотелось бы поехать и посмотреть, как там дела. Меня же оправдали, поэтому могу туда свободно въехать. Что там происходит, не знаю. Эбола разогнала всех. Люди, которые оставляли мне свои контакты, разъехались. Нашел единственного рабочего в соцсети. Так он сказал, что все на месте, обстановка спокойная, приезжайте. Пока эбола бушует, я туда не поеду, хоть и говорят, что она не цепляет белого человека.

В тренде

Реклама
Самые важные и интересные новости всегда под рукой
segodnya.ua в telegram-каналi segodnya.ua на Google News
Больше новостей
Опрос
Премьер-лига
#
Команда
И
Г
О
1.
Динамо
26
59:15
65
2.
Шахтер
26
51:19
54
3.
Заря
26
44:22
50
4.
Колос
26
36:26
41
5.
Ворскла
26
37:30
41
6.
Десна
26
38:32
38
7.
Днепр-1
26
36:38
30
8.
Львов
26
25:51
29
9.
Александрия
26
33:37
29
10.
Рух
26
27:39
28
11.
Мариуполь
26
27:41
26
12.
Ингулец
26
24:36
26
13.
Олимпик
26
28:48
22
14.
Минай
26
16:47
18
Опрос
Цитата дня

Я могу пожелать Суркису, чтобы следующий чемпионат они проиграли, а мы выиграли

Ринат Ахметов президент Шахтера
10 тезисов из интервью

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять